«Винтажные кресла – это машина времени». История проекта Armchairity

|

Рубрика: Історії

|

Автор: Alexandra Murashko

|

1418

Дизайнерка Настя Жеребецкая уже несколько лет занимается камерным благотворительным проектом Armchairity. Для 34home Настя рассказала о том, как искать винтажные кресла, почему реставрация лучше производства и как мебель помогает путешествовать во времени.

 

 Справка.  Настя Жеребецкая – соосновательница дизайн-бюро «Спіілка», художница, преподавательница в Skvot. В 2016 году Настя создала проект Armchairity: она находит винтажные кресла, реставрирует их и устраивает креслам концептуальные фотосессии, в которых обязательно участвует сама. Деньги от продажи кресел Настя донатит в благотворительные фонды.

  Armchairity в Instagram

 

Вещь в себе

– Я не могу сказать, почему так люблю именно кресла, это абсолютно иррациональная штука.  Вот есть собачники, есть стопроцентные кошатники, а я в ряду кошки, собаки или кресла – выберу кресла.  

С одной стороны, из всех предметов мебели кресло – это самая доступная штука, потому что для реставрирации, например, лампы или зеркала, нужно иметь очень специфических подрядчиков, которых непросто найти. А с другой, мне просто нравится, что любое кресло – это как будто вещь в себе, у которой есть свой характер. Такое удивительное сочетание эстетики, искусства, функциональности и мягкости. 

 

 


Путешествия во времени

– Для меня  реставрация мебели и любые винтажные вещи – не только мебель, но и книги или лампы – это машина времени.  Мне очень нравится, что люди уходят, но их вещи остаются – и это память, которая позволяет вернуться в определенные моменты истории и вспомнить что-то хорошее. Я в этом плане страшный ретроград, мне очень нравится путешествовать во времени у себя в голове, поэтому у меня накапливается все больше и больше всяких винтажных вещей. 

Конечно, воспитание сыграло свою роль. Моя мама в начале 1990-х была одной из первооткрывательниц туризма в Украине, и когда у нас была возможность путешествовать – мы путешествовали. И однажды, когда мне было лет семь или восемь, мы поехали в Германию и жили там у бабушки. Она была фанаткой блошиных рынков: у нее вся квартира была заставлена всякими штучками, которые ей очень нравились, и разными коллекционными вещами, которым по сто-двести лет. В детстве меня это так восхитило. Прошло много лет, и я поняла, что тоже хочу быть такой бабушкой, у которой к 70 годам весь дом будет в странных, но очень ценных вещах.

У меня с бабушками и дедушками были очень теплые отношения. Это люди, которых мне очень не хватает, и возвращение хотя бы в эпоху, в которой они были молоды, – важный для меня шаг. Поэтому вокруг меня так много винтажных кресел из 50-х или 60-х, когда мои мама и папа только родились, а бабушки с дедушками были в самом соку. Приятно путешествовать в то время.

 

 

Моя личная летопись

– В 2016 году, когда я начинала, у проекта еще не было никакой идеи или концепции. Я просто хотела делать красивые штуки и вообще была уверена, что никто ничего не купит. 

Первые кресла я должна была сфотографировать с разных ракурсов, как на каталог. Я подумала, что, наверное, надо самой сесть в кресло для фото, просто чтобы было понятно, какой у него масштаб. К той первой фотосессии я вообще не готовилась: я там просто сижу в своей обычной одежде и читаю книжку «1000 стульев». А потом так и повелось: я подумала, что раз уж на первой фотосессии села в кадр, то буду садиться на каждой. Так развилась эта мысль и пришла идея, что хочется посвящать кресла определенным вехам своей жизни или вещам, которые я люблю. Я много раз говорила эту метафору, которую придумала моя подруга, но она настолько четкая, что лучше уже и не скажешь:  я как Воландеморт, а каждое кресло – это крестраж моей души.  Потому что в каждое из них я что-то вкладываю, и каждое кресло – это большая часть меня. Так все съемки стали концептуальными: я туда садилась как героиня истории – то как девушка эпохи Магритта, то как Лора Палмер киевского разлива. А теперь это как будто моя личная летопись: по этим сериям можно смотреть, как я взрослею, рожаю и выращиваю детей.

 

 

Семейные истории

– Моя дочь – это огромная часть проекта. Первым глаголом, который она произнесла, было слово «сідай». На тот момент она говорила только «Коко» (это имя нашей кошки), «тата» и «сідай». Я подумала, что раз я люблю кресла, а Гануся любит сідати – надо срочно поженить эти две истории. Так появилось кресло «Сідай».

 

Еще одно кресло я сделала для сестры. Я нашла на OLX огромное кресло, его продавал чувак, который находил старую мебель на голландских аукционах. По меркам нереставрированного кресла оно стоило очень много – 7000 гривен, а это раз в 7 или 15 дороже, чем я привыкла отдавать на тот момент. Я хотела сделать его себе домой, но сестра сказала, что тоже хочет от меня кресло. Конечно, я решила сделать для нее, потому что это гораздо приятнее. 

Если разбудить меня среди ночи и спросить, какие у меня ассоциации с сестрой, – то это точно фильм «Грязные танцы», сильные женщины, мужская одежда у девочек. Все это в голове скомбинировалось, и получилось такое грязно-розовое кресло с вышивкой You don’t own me – это фраза из саундтрека к «Грязным танцам», да и просто очень крутая песня. Я уже подарила это кресло сестре, а потом начала искать его на eBay. И вдруг вижу это же кресло, и оказывается, что оно входит в сет «Он и она» – мое было мужское, а есть еще женское. Там одно кресло стоило 4000 евро. В общем, мне очень везет на продавцов, которые не знают, сколько кресло стоит на самом деле.

 

Находки

– Кресла я нахожу тремя разными путями. Первый – это OLX: я просто захожу и смотрю, что там есть новенького. К моему сожалению, люди уже поняли, что винтажная мебель – это очень интересно и может быть рентабельной историей. Пять лет назад очень крутые кресла можно было достать за 100-200 гривен, потому что люди не понимали, в чем их ценность, для них это было просто ненужным старьем, от которого они избавлялись, например, во время переезда. Сейчас даже никому не интересные модели, например, сделанные в СССР, которые в каждом третьем доме стояли, продают по 100-150 евро. Всем, кто хочет реставрировать мебель, я очень советую искать на OLX, но именно взять за привычку каждый день, например, перед сном просматривать 10-20 страниц разной б/у мебели. Так можно найти очень крутые штуки.

Второй путь – это eBay. Там намного больше легендарных европейских моделей, которых на OLX не найти – например, немецкие или датские кресла. На OLX можно встретить модели из ГДР, но все-таки это не скандинавские или голландские кресла 50-х годов. На eBay их намного больше, но там есть загвоздка с тем, что доставка может стоить больше, чем само кресло, к этому надо быть готовым. Вообще, eBay мне заменяет энциклопедии, потому что чем больше ты смотришь, тем больше начинаешь прослеживать фишки дизайна разных стран и эпох.

Третий вариант – это просто найти кресло на улице. Так у меня дома появились два стула Антонина Шумана. Они достаточно дорогие, но я очень хотела именно эти стулья, долго их искала, даже собиралась заказывать их из Питера. И тут мы переезжаем в новую квартиру, и буквально через несколько дней я выхожу выбрасывать мусор, а там стоят два стула Антонина Шумана – абсолютно убитые, но именно те, которые я хотела. Я забрала их с мусорки, отдала на реставрацию проверенным ребятам – и теперь два красавчика стоят у меня дома. Так что мусорка тоже может быть кладезью крутых вещей, особенно если вы живете, например, в Киеве на Печерске. Там можно найти настоящие жемчужины, потому что в этом районе всегда жили интеллигентные элиты, у которых был доступ к ГДР, Чехословакии и так далее. И теперь внуки заезжают в бабушкину квартиру и выкидывают все старье. 

 

 

«Василий»

– Я, как и все, кто любят кресла, хотела заиметь себе те самые стулья, которые описаны в книжках вроде «1000 лучших кресел» от Taschen. В таких списках обязательно есть кресло «Василий» – это баухаусная модель, которую создал Марсель Брюер. Я искала его везде, где только можно: и на eBay, и на разных форумах. Я готова была взять абсолютно убитое кресло, но главное, чтобы я смогла его привезти сюда и отреставрировать. В итоге, каким-то чудом я нашла на eBay «Василия» в очень плохом состоянии: оно было очень ржавое, а все эти тканевые лямки были готовы вот-вот распасться на молекулы. Я его заказала, и в итоге это оказалось приключением на 9 месяцев.

 

Мне повезло, что человек, который продавал это кресло, был просто приятным собеседником и не плюнул на меня. Он был из итальянского Сан-Бенедетто и, конечно, у него не было доставки в Украину. Он месяц потратил на то, чтобы найти ребят, которые автобусами ездят из других итальянских городов куда-то в сторону Тернополя. Он договорился с перевозчиками, и за 90 евро поставил это кресло в автобус. Вдруг через какое-то время мне звонит мужчина и говорит, что ко мне едет какой-то «стул-унитаз». Так «Василий» приехал в Тернополь, а оттуда мне его доставили «Новой почтой». Курьер еще удивился, что я такую странную ржавую штуку заказала за столько денег.

 

Я затащила его в квартиру и поняла, что надо было все-таки провести рисерч, как его реставрировать, а не доверять себе завтрашней, потому что я понятия не имела, что с ним делать. Стала писать всем знакомым, но не нашла никого, кто бы мог взяться за работу. Архитектор Слава Балбек поделился подрядчиками, которые, как оказалось, знали, что такое кресло «Василий», а для меня это было главным критерием. Для парня, который взялся его реставрировать, это был личный челлендж. Месяца 4 он держал кресло у себя, и за все это время закончить работу не получилось, потому что в Украине просто нет такого оборудования, чтобы сшить эти лямки. Ребята сделали только заготовки из ткани и предложили сходить в какой-нибудь «Ремонт обуви» – может, у них есть игла, которая сможет прошить эту ткань. На тот момент я уже была готова сама смириться с тем, что это «стул-унитаз», я просто хотела, чтобы кресло было готово. В итоге другие ребята смогли сшить лямки вручную – такой абсолютный хендмейд. Теперь кресло стоит у меня дома, от нового его никак не отличишь. Это был тяжелый и долгий проект, зато сейчас очень много радости и счастья.

 

 

«Делать новые вещи – это преступление»

– Когда я придумывала проект Armchairity, были идеи о том, что я все-таки хочу делать мебель самостоятельно. Но эта мысль очень быстро ушла, потому что мне кажется, что мы уже достигли апогея по производству, и либо ты очень sustainable и делаешь вещи из переработанных материалов, либо вообще не производишь ничего нового. Теперь делать новые вещи – это скорее преступление, чем что-то хорошее. Так я пришла к реставрации, потому что  реставрация – это тоже в какой-то мере созидание. 

Первое время деньги от продажи кресел я переводила на помощь пожилым людям в фонд «Стареньки». Потом мне хотелось попробовать помочь кому-то еще, поэтому я спрашивала у людей, которые покупали кресла, куда бы они хотели отдать деньги. Каждый раз это был новый фонд: кто-то выбирал «Таблеточки», кто-то приют для животных «Сіріус». Деньги с нескольких последних кресел, я переводила маленькой девочке с онкологией, а сейчас узнала историю про Чернобыльский лес: там браконьеры массово убивают животных, а у заповедника нет бюджетных денег, чтобы с этим бороться. Мне хочется об этом рассказать, думаю все следующие кресла пойдут туда. 

 

 

«Это не бизнес-проект, в нем есть доля от искусства»

– Мне важно, чтобы кресло получило новую семью. Мне нравится думать, что я покупаю старое кресло, которому 50-60-70 лет, и что теперь оно проживет еще минимум столько же. Поэтому винтажное кресло – это вложение не только в место посидеть, но и даже в определенную культуру города.  В нашем городе теперь как минимум на 25-30 важных кресел больше, чем было до этого. 

В какой-то момент я хотела заниматься проектом более серьезно: чтобы у меня был свой магазинчик, и я брала в оборот не одно или два кресла одновременно, а четыре или пять. С точки зрения бизнеса не увеличиваться глупо, но мне нравится, что, поскольку это не бизнес-проект, в нем есть доля от искусства – из-за того, что кресел очень мало и делаю я их очень редко. Мне кажется, что если я буду делать по пять кресел в месяц, это уже не будет творчество или созидание – это будет история на продажу, и люди будут относиться ко мне как к онлайн-магазину. А я такого не хочу, мне нравится, что это камерная история, что нет ажиотажа и что кресло хотят купить только те, для кого оно будет важным предметом в доме. Поэтому пока масштабироваться планирую только в качестве. 

 

  Чтобы не пропустить новые интересные тексты, подпишись на 34home в  Instagram  или  Facebook

 


Фото – armchairity.com

|

Рубрика: Історії

|

Автор: Alexandra Murashko

|

1418

ТЕМИ:

Читай також:

8 брендів товарів для дому, які переосмислюють українські традиції
Речі /

8 брендів товарів для дому, які переосмислюють українські традиції

Автентичні техніки й етнічні мотиви на новий, стильний лад.

«Я живу над собственным кафе». История пространства Ozero
Історії /

«Я живу над собственным кафе». История пространства Ozero

Владелица кафе «Субота» Ольга Помозова – об исполнении мечты и экодружественном образе жизни.

«Художники – ніби корисні бактерії». Як живе артсквот «Садік»?
Історії /

«Художники – ніби корисні бактерії». Як живе артсквот «Садік»?

Скульптор Олексій Золотарьов і художник зі світла Василь Грубляк – про те, чим живуть молоді київські художники.

7 місць, куди можна віддати непотрібні речі та книги
Речі /

7 місць, куди можна віддати непотрібні речі та книги

Розвантажити свою шафу та зробити добру справу.

Зараз на головній:

Как фотографировать интерьер? 5 дельных советов
Лайфхаки /

Как фотографировать интерьер? 5 дельных советов

Как снять свою квартиру так, чтобы сдать ее на Airbnb подороже.

Що дивитись на «Тижнi швейцарського кіно»?
Розваги /

Що дивитись на «Тижнi швейцарського кіно»?

Всі фільми покажуть онлайн (і безкоштовно).

Большой гайд по бокалам
Їжа /

Большой гайд по бокалам

Бокал – это инструмент для наслаждения напитком. Рассказываем, как его выбрать. 

Те, що не отримаєш у місті. Історія проєкта оренди будинків на природі «УЛIС»
Історії /

Те, що не отримаєш у місті. Історія проєкта оренди будинків на природі «УЛIС»

«Певно що Україна буде користуватись попитом для більш глибокого занурення».

Як використовувати простір по максимуму? Лайфхаки для маленьких квартир
Лайфхаки /

Як використовувати простір по максимуму? Лайфхаки для маленьких квартир

Як вмістити до малого метражу все необхідне, у тому числі затишок?

Показати більше